Об авторе ...

С начала двухтысячных годов мой основной род занятий – независимая бухгалтерская экспертиза.

Однако по первому образованию я программист-разработчик.

В 90-х годах прошлого века, когда в бизнес рванули студенты и инженеры, а за ними потянулись и бандиты, я понял, что началась новая жизнь.

И тогда, чтобы найти свое место в этой новой жизни, я занялся разработкой программы бухгалтерского учета. Потому, что между предприятиями появились реальные расчеты и эти расчеты нужно было уметь выполнять, показывать и доказывать.

Тема бухгалтерских расчетов была мне знакома с советских времен – я разрабатывал участки бухгалтерского учета в НИИ ЦСУ СССР, а позже руководил отделом программистов-разработчиков в «ВЦ» одного из союзных министерств. Тогда «ВЦ» означало не «Выставочный Центр» (как сегодня), а «Вычислительный Центр» :

«ИНСПЕКТОР»

Первое свидетельство об авторском праве на бухгалтерскую аналитическую программу я получил в «Роспатенте» в 1998 г. Тогда моя бухгалтерская программа называлась не «Инспектор», а «Аудитор» – я собирался стать аудитором.

«Аудитор» 1998 года был написан на языке программирования Clipper и выполнялся под управлением операционной среды DOS (Дисковая Операционная Система, предок Windows, каменный век).

Действующий сегодня сертификат регистрации моих исключительных авторских прав на программный комплекс «ИНСПЕКТОР-С» оформлен в 2008 г. на новую версию «Инспектора» на языке программирования С++, Windows:

АУДИТ В РФ – ЗАНЯТИЕ СВОЕОБРАЗНОЕ

В 1995 я прошел обучение в РЭУ им. Г.В. Плеханова и получил Квалификационный аттестат аудитора:

Вскоре я понял, что аудит в РФ – занятие своеобразное. Ни для кого не секрет:

  • теневой вывод средств есть практически в каждой компании;
  • практически все компании, которые обязаны проходить обязательный аудит, предъявляют в налоговые органы положительные аудиторские заключения.

Понятно, что при таких обстоятельствах на заключение аудитора (положительное!) не обращают внимание ни налоговики, ни следователи.

НЕЗАВИСИМАЯ БУХГАЛТЕРСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА – ЭТО ДЛЯ МЕНЯ

С 2002 г. мой основной род деятельности – независимая бухгалтерская экспертиза,  судебная или по заданиям руководства или акционеров компаний.

Независимая экспертиза подходит мне потому, что не надо делать вид, что ты ничего не нашел. Наоборот, рыть надо как можно глубже, так сказать «с запасом». Чтобы после меня уже никто ничего особо не нарыл:

Генеральная Прокуратура: «СИБУР» (2002 г.) и «ЮКОС» (2003 – 2004 гг.)

Первая независимая судебно-бухгалтерская экспертиза, в которой я принимал участие – дело компании «СИБУР» (2002 г.), следующая – компания «ЮКОС» (2003 – 2004 гг.). Эти судебно-бухгалтерские экспертизы проводились по заданию Генеральной Прокуратуры.

Следственные подразделения прокуратуры тогда сидели в обшарпанном блочном здании в Техническом переулке, в котором отвели отдельное помещение и для проведения независимой судебно-бухгалтерской экспертизы:

Здание, в котором размещены следственные подразделения Генеральной Прокуратуры РФ в к2005г.
Проходная в следственные подразделения Генеральной Прокуратуры РФ в 2005 г.
Помещение для работы независимых экспертов по делу "ЮКОС"

В экспертизе по «ЮКОСу» на мне лежала задача в кратчайшие сроки разработать в «Инспекторе» такие аналитические режимы, которые позволили бы исследовать значительные объемы информации (десятки бухгалтерских баз, сотни выписок по лицевым счетам в банках) силами лишь двух независимых экспертов, одним из которых был я.

На моем партнере по этой экспертиз, сотруднике ФНС с действующим классным чином, лежало остальное – исследовать предоставленную информацию.

Экспертиза по «ЮКОСу» не была оспорена. Более того – всемирно известная аудиторская компания PwC («PricewaterhouseCoopers») отозвала положительные аудиторские заключения по отчетности компании «ЮКОС» за 1996 – 2004 гг.

Федеральная Налоговая Служба РФ (2005 г.)

В 2005 г., после завершения экспертизы по «ЮКОСу», у нас с партнером состоялся короткий «роман» с ФНС.

Причиной послужили заметные расхождения в суммах причинного «ЮКОСом» ущерба по данным ГенПрокуратуры (наша экспертиза) и по данным ФНС.

Правы оказались мы. Причина расхождений в суммах причинного ущерба была в том, что мы с партнером исследовали первоисточники – бухгалтерские базы предприятий с сотнями тысяч проводок и десятки выписок по лицевым счетам в банках.

А аналитики ФНС исследовали квартальные и годовые отчеты предприятий.

В 2005 г. нас с моим коллегой по экспертизе «ЮКОСа» пригласили поделиться опытом в ФНС, в центральный офис на ул.Неглинной :

На время сотрудничества с ФНС был заключен авторский лицензионный договор на применение программы «Инспектор».

В ФНС, во временной рабочей группе по выявлению схем уклонения от уплаты налогов, с помощью «Инспектора» был получен ценный опыт по планированию целевых налоговых проверок по результатам исследования банковских баз данных.

Суть этих исследований проста – некоторые российские банки имели значительные обороты с т.н. «прибалтийскими» банками, имевшими в то время худую славу «прачечных» международного масштаба. Анализ назначений платежа российских контрагентов вывел на сделки, которые не укладывались в рамки здравого смысла.

В этих российских компаниях были проведены целевые встречные налоговые проверки, которые дали богатый «урожай».

К концу 2005 г. наше сотрудничество с ФНС подошло к концу.

Начиная с 2006 г. независимые бухгалтерские экспертизы я проводил один.

 

СЛЕДСТВЕННЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ МВД РФ

Независимые судебно-бухгалтерские экспертизы по заданию Следственного Департамента МВД РФ я провожу с 2009 г.:

В 2018 – 2019 гг. по заданию Следственного Департамента МВД РФ я провел независимую судебно-бухгалтерских экспертизу по группе компаний «СУММА».

Департамент корпоративной защиты и противодействия коррупции 2017 – 2019

Сегодняшняя версия программы «Инспектор» учитывает опыт моей работы в «Департаменте корпоративной защиты и противодействия коррупции» крупного строительного холдинга газовой отрасли в Санкт-Петербурге (2016 – 2018 гг.):

В этот период в «Инспектор» была добавлена подсистема ЗУП (Зарплата и Управление Персоналом), назначение которой – выявление и анализ внеслужебных связей между сотрудниками компании: родственные связи, совместное обучение, общее место прежней работы, совместное проживание, пересечения в командировках и т.п.

Такие связи способствуют внутренней коррупции в компании.

Готов поделиться всем, что нажито непосильным трудом

На протяжении почти двух десятков лет моими заказчиками являются как силовики (налоговые и следственные органы), так и противоположная сторона – налогоплательщики.

Сегодня я хочу предложить своим заказчикам не только услуги независимого эксперта, но и свой основной инструмент – аналитическую бухгалтерскую программу «Инспектор».

«Инспектор» предназначен для поиска признаков теневых оборотов в бухгалтерском учете, а также в выписках по лицевым счетам банках.

Под «признаками теневых оборотов» я подразумеваю любые бухгалтерские проводки, которые могут вызвать повышенный интерес критически настроенного аналитика – сотрудника ФНС, следственных органов или департамента борьбы с коррупцией крупной компании.

Программа «Инспектор» как бы наконечник копья. А методика поиска признаков теневых оборотов  –  технология «Инспектор», сложившаяся за эти годы — древко копья.

Внедрение «Инспектора» состоит из установки программного обеспечения и 5 — 7 практических семинаров, на которых я знакомлю слушателей с технологией «Инспектор».

Диалог «Инспектора» с пользователем интуитивно понятен, при наведении курсора на элементы управления программой (кнопки, чек-боксы, поля ввода информации и т.п.) появляются всплывающие подсказки и т.д.. Имеются презентации и обучающие видео-клипы, иллюстрирующие основные режимы.

Все аналитические и сервисные режимы «Инспектора» разработаны для решения насущных задач, которые возникают в ходе бухгалтерской экспертизы.

Важно понимать, что силовикам и налогоплательщикам «Инспектор» даст одни и те же результаты – поможет найти признаки теневых оборотов в бухгалтерских базах и консолидированных базах выписок по лицевым счетам в банках.

Вот только распорядятся этими результатами они по-разному:

  • силовики попытаются найти и доказать бенефициаров теневых потоков;
  • налогоплательщик исследует, какие последствия для него могут иметь выявленные признаки и, возможно, предпримет действия для минимизации этих последствий.

И еще  –  за поиск признаков теневых оборотов в бухгалтерском учете компании должны отвечать не бухгалтеры и не аудиторы, а специально подготовленные доверенные сотрудники предприятия:

  • для бухгалтеров это их собственные «косяки» — если бы они их видели, они бы их не допустили;
  • аудитор – не следователь, чтобы целенаправленно искать признаки нарушений экономических статей УК РФ, аудиторы не «заточены» на поиск теневых оборотов.

С Инспектором  признаки теневых оборотов смогут находить сотрудники департамента экономической безопасности. Не обращаясь при этом в департаменты бухгалтерского учета, внутреннего аудита и т.п. А главное — не ставя сотрудников других департаментов в курс своих расследований.

Внедрение Инспектора значительно повысит экономическую безопасность предприятия: